Ах, мамочка, на саночках каталась я не зря

Фото: citysakh.ru

Мне не  хочется хвастаться шрамами, но  этот маленький рубец напоминает мне о  моем детстве. Из  меня не  пытались вырастить фарфоровую куклу, скорее, я  росла как сорняк на  грядке, не  в  обиду моим родителям. Поводом для размышлений стал праздник  — моему племянничку стукнуло 7 лет. Выбирать подарок я  начала заранее, за  пять часов до  великого события. Так как это мальчик, то  и  дарить нужно что-то соответствующие, выбор пал на  детский скейт. Об  этом я  сообщаю маме, по  совместительству бабушке именинника, и  получаю сверхзадание купить к  скейту наколенники, шлем, налокотники. В  общем собрался полный комплект защиты от  синяков, ссадин, ушибов и  шрамов. Отхожу от  шока минут пять и  имею наглость напомнить своему родителю о  том, что мы  с  сестрой как-то научились кататься на  велосипеде без защитного костюма. В  моем детстве не  было шлемов и  наколенников, это были атрибуты класса буржуев тех, у  кого в  голодные годы денег хватило не  только на  ролики, но  и  на наколенники. У  моих родителей денег не  было ни  на  ролики, ни, тем более, на  защитные штуки. Моим верным конём был потрёпанный велосипед «школьник», и  осваивать его меня учил папа. Не  самый заботящийся о  безопасности учитель катания на  двухколёсном велосипеде. Он  держался одной рукой за  багажник, тем самым, помогая мне сохранять равновесие. Я  постоянно поворачивалась и  спрашивала «пап, ты  держишь?», и, получая удовлетворительный ответ, крутила педали дальше. Вот мы  доезжаем вместе до  крутого спуска, не  такого крутого как в  фильмах ужасов, но  все-таки зимой с  него кататься можно «без пинка». И  еду я  вниз со  скоростью «волосы назад». Радости полные треники, но  чтобы убедиться в  том, что и  папа свидетель моего чудного катания, восклицаю в  вопросительной интонации снова «Пап ты  держишь?», а  в  ответ тишина. Задав вопрос раз так «цать», я  все-таки оборачиваюсь и  понимаю, что никто меня не  держит и  лечу я, восьмилетняя деваха на  своём полу-ржавом «школьнике» навстречу приключениям в  полном одиночестве. Естественно, не  вхожу в  поворот и  шлёпаюсь на  асфальт в  лучших традициях каскадёров. На  руках царапины, по  коленкам ручьём течёт кровь, в  районе глаза расплывается синяк, но  во  двор я  уже въезжаю сама, без чьей-либо помощи, гордая как Хабиб побивший Конора.

Тогда моей маме почему-то было все равно, есть  ли у  меня шлем, налокотники и  прочая фигня, призванная защищать мою тело от  ушибов. Хотя, может она просто не  знала, как безответственно папа учил меня кататься на  велосипеде. Ему скучно на  улице, они строят в  кустах какие-то базы, а  там открытые люки, медведи и… и  так далее хочу продолжить я  за  бабушку именинника. Ну, во  первых не  базы, а  фанзы. И  строить их  нужно только в  кустах, по  всем законам фен-шуй. Открытые люки? Моя подруга свалилась в  открытый люк, прямо во  дворе своего дома, когда мы  играли в  казаки-разбойники. Прямо сходу, как в  мультфильме Том и  Джери, красиво и  со  вкусом. Вот бежит подруга, а  вот её  уже и  нет. Ничего, жива-здорова, в  Питере живёт, дочь родила и  замуж вышла, может быть не  было  бы этого люка, не  было  бы и  Питера, кто знает? Медведи? Где были медведи, когда я  полезла в  сопку, на  самый верх за  первым снегом и  совсем не  для того, что  бы им  любоваться, а  чтобы съесть. Мы  сидели с  товарищами на  лавинодержателе, лопали первый снег и  глазели на  восхитительный вид забытой богом деревни. Сколько шуток по  поводу того, как проходило детство тех, кто родился в  80−90х? Кажется миллион. Оно было восхитительным  — это правда. Мы  пили сырую воду из  колонки, из  ручья, да  чуть  ли не  из лужи.

Питались какой-то травой, в  ход шло все  — кислица, дикая морковка, осока, клевер. Конечно  же набеги малолетнего стада татаро-монгол на  чужие огороды. Ловили семидыров вилками, кидали в  костёр и  это было вкусно, наверное, я  не  ела, по  мне лучше осокой обожраться, чем запихнуть в  себя семидыра. Мама моей подруги работала в  столовой, и  летом они закрывали только одну дверь-решетку. Мы  сидели за  мусорным баками в  ожидании пока повара уйдут на  обед домой и  как только последний сотрудник покидал пищеблок, мы  пролазили сквозь щели в  решетке, тырили котлеты, хлеб запивали всё это компотом из  огромной поварешки. Шли на  всевозможные ухищрения, только  бы домой не  заходить, а  то  мама загонит.

Самое страшное, что могло произойти с  тобой-зайти домой и  больше уже не  выйти. Никакие уговоры, слезы, сопли, клятвенные обещания из  разряда «я  только попить вынесу»  — ровным счетом, ничего не  могло убедить родителей выпустить тебя из  домашнего заточения во  двор. Сейчас этим уже не  напугаешь, своего племянника я  не  могу выгнать гулять, и  его самый большой страх заключается в  том, что у  него отберут планшет или выключат вай-фай. Вай-фай? Кто-то в  детстве знал это заморское слово? Отключили интернет? Нет, а  вот вытащить предохранители из  телевизора  — вот это моя мама могла.

Только  бы дети не  утыкались в  существующие четыре канала и  не  портили зрение. Игры были на  грани жизни и  смерти. В  нашем селе была обычная котельная, уголь привозили вагончиками, и  ссыпали в  одну огромную кучу. В  ноябре эта куча куда-то исчезла, видимо сожгли все на  благо тепла в  квартирах местных жителей. Кучи не  было, но  осталась глубокая лужа, покрытая тонким слоем ноябрьского льда. С  той самой подружкой, с  которой пожирали первый снег на  вершине сопки мы  и  решили поиграть в  миноискателей. С  возгласами «по  я  по льдинкам как зайчик по  минкам» мы  долбили ногами и  без того хрупкий лёд, утопали почти по  пояс в  угольной луже, залазили в  рядом стоящий вагончик из-под того  же угля, выжимали треники и  снова в  минный бой. Вечером я  получала сказочных люлей, но  скорей за  то, что одежду от  угольной пыли невозможно отстирать, чем за  вариант подхватит воспаление лёгких.

Наступала зима и  здесь наши развлечения не  заканчивались. Кто не  пытался лизнуть железяки, тот не  прочувствовал боль и  унижение с  самого детства. У  нас мозгов не  было, ни  у  меня, ни  у  моей соседки. Я  лизнула перила, она одновременно полозья санок. Хочу заметить, что ей  было намного легче, прилипшая к  собственным санкам она могла передвигаться и  доползти до  дома, где в  тепле санки отодрали достаточно быстро. Мне повезло меньше, видимо, любопытство плескало через край. Падал белый, пушистый снег, я  стояла на  лестнице «в  позе огородника» и  по  щекам моим текли слезы, высунутый язык напрочь не  хотел отдираться от  перил и  дико мерз. Кажется тогда мне все-таки удалось вырваться из  плена, активно напускав слюней. На  прилипшем языке зимние истории не  заканчиваются. Чупа-чупс того времени,  — она  же «сосуля»,  — да  побольше и  погрязнее.

Мы  все были небольшого роста, поэтому сбивали их  со  строений пониже, обычно с  гаражей. С  которых успевали еще и  прыгать в  сугробы, да  по  самые уши. Экстремалы, но  даже прыжки с  гаражей не  сравняться с  тем, как мы  толпой катались с  высоченной горки на  бампере от  жигулей. Схема была проста: затаскивали его на  самый верх, по  дороге теряя бойцов, а  дальше начиналось самое интересное. Прыгать на  него нужно было с  разбегу, то  есть не  цивилизованно усаживаться по  очереди, а  именно по-варварски прыгать друг другу на  головы и  с  разбегу лететь вниз. Как там поживают «первые этажи» никого особо не  интересовало. Задыхаются  ли они под покровом шуб, получили  ли валенком по  лбу- эти доли секунд полета вниз на  бампере можно было и  потерпеть. Именно поэтому, один раз оказавшись «первым этажом», последующие разы прыгала самая последняя. Только в  тот момент, когда бампер успевал набирать скорость  — чмякс на  головы своим друзьям и  летишь вниз.

Таких историй у  каждого, выросшего в  то  время человека, наберётся больше сотни. Нас ставили на  ноги как могли, в  основном мы  и  росли на  улице, без шлемов и  наколенников. Без страха перед разбитым носом. Когда произошёл переломный момент между отсутствием страха за  синяки своего ребёнка и, наоборот, его запредельным присутствием? Ведь мы  же  выросли, и  выросли целыми, да  мы  падали в  люки, ели что-попало, пили нефильтрованную воду и  бегали без шапки в  метель. Падали, поднимались смывали кровищу на  колонке ледяной водой, прикладывали подорожник и  бегали дальше. Выросли, но  теперь растим своих детей в  окружении тотальной заботы. Заботы, перерастающей в  манию, в  страх, что ребёнок сломает нос или ушибёт коленку. Поверьте, в  этом нет ничего страшного, вспомните себя, посмотрите на  свои шрамы, покажите их  своим родителям, которые стали бабушками и  дедушками  — пусть и  они вспомнят то  время. Дайте возможность малышам научиться на  собственных ошибках, чтобы в  следующий раз они смотрели под ноги.

Автор текста: Аня Баенкевич

ИА «Citysakh.ru»

 
По теме
Тендер на поставку автомобиля с начальной ценой контракта 1,15 миллиона рублей разместил региональный центр государственных закупок по заказу института развития образования Сахалинской области.
16.10.2018
 
Имена великих людей для имянаречения аэропорта «Южно‐Сахалинск» обсудили общественники Сахалина и Курил - Аэропорт Южно-Сахалинск Присвоение имен выдающихся людей международным российским аэропортам пройдет благодаря всероссийскому проекту «Великие имена России».
16.10.2018
Кругосветку по правилам дорожного движения провели для юных холмчан - ТИА Острова Сотрудники холмской Госавтоинспекции вместе с педагогами и активистами провели кругосветку по правилам дорожного движения «Азбука дорог» для учащихся 4 классов СОШ № 1 города Холмска.
16.10.2018
 
Кругосветку по правилам дорожного движения провели для юных холмчан - ТИА Острова Сотрудники холмской Госавтоинспекции вместе с педагогами и активистами провели кругосветку по правилам дорожного движения «Азбука дорог» для учащихся 4 классов СОШ № 1 города Холмска.
16.10.2018 ТИА Острова
Сергей Буренков (слева) - Sakhalin.Info О стадионах, с которыми вечно что-то не так, о профессиональных командах, которые считаются сахалинскими, но сахалинцев в них — раз-два и обчелся, о том, почему на волейбольную сборную тратится больше денег,
16.10.2018 Sakhalin.Info
Вертолет Ми-8 МЧС России совершил санитарный рейс - МЧС Сахалинской области Сегодня в 11.12 (сах) из аэропорта Южно-Сахалинска вылетел вертолет Ми-8 Сахалинского звена Хабаровского авиационно-спасательного центра МЧС России с установленным медицинским модулем.
16.10.2018 МЧС Сахалинской области